Left menu:

ФОТОГАЛЕРЕЯ (додано новий розділ " О.А.Дорошенко"









Харута В.В.

Почесний громадянин Великого Хутора - Владислав Харута    

  Є у Великому Хуторі поле, яке носить ім’я курсанта  Харківського військового авіаційного інституту Владислава Харути. 2 серпня 1986 року о 13.03 над цим полем Владислав Харута здійснив свій останній політ і трагічно загинув при катапультуванні з літака Л-39. Друзі й товариші по службі   Владислава переконані, що у нього був  шанс  врятуватися, залишивши несправну машину трохи  раніше, але тоді вона неодмінно упала б на село або на колгоспне подвір’я, де працювали люди. Напевне, молодий льотчик дуже добре усвідомлював цю небезпеку, тому до останнього тримав у руках штурвал, намагаючись відновити контроль над літаком. Він упав на бурякове поле за півкілометра від села. Колгоспники, які того дня працювали  на полі  і стали свідками катастрофи, бачили як пілот катапультувався з некерованої машини, але запізно — для вдалого  приземлення йому не вистачило висоти і кількох секунд. 

Владислава Харуту поховали на його батьківщині, у Харкові, а у Великому Хуторі, неполалік від того місця, де він загинув, встановили обеліск і посадили квіти. Майже щороку   сюди приїздять  батьки Владислава і його друзі, щоб пом’янути свого сина і товариша, який навічно залишився 18-літнім. У великохутірському  краєзнавчому музеї є куточок, присвячений Владиславу Харуті з його особистими речами і фотографіями. На них ще  ще зовсім юний хлопець  з відкритим і щирим обиччям, ще зовсім юний...Таким він був і залишився  в нашій пам’яті.  

Ім’я Владислава Харути занесено до "Білої книги Харківщини", яка містить прізвища військовослужбовців, що загинули під час виконаня своїх професійних обов’язків. Та тим, хто знав і любив Владислава, від  того не легше, адже керівництво військової частини, в якій він служив,  так і не визнало своєї помилки, яка призвела до смерті курсанта і не  оприлюднило  правду про його останній  політ. Ось що з цього приводу писала на сайті  Харківської правозахисної групи її співробітниця Інна Сухорукова (ХПГ, 27.12.2000 г.).    

 "Владик Харута разбился 2 августа 1986 года, выполняя учебный полет. Это произошло над селом Великий Хутор Черкасской области. Он не дожил трех месяцев до своего 19-летия.
С детства он хотел стать военным летчиком - и делал все, чтобы осуществить свою мечту. В школе он прекрасно учился, особенно легко ему давались точные науки. Друзья называли его "профессором". Он мог легко поступить в любой институт, но вместо этого пошел в военное училище. Первый самостоятельный полет выполнил в 17 лет и 10 месяцев.

   Все, кто сталкивался с Владиком - учителя , одноклассники, сослуживцы и командиры говорят о нем с удивительной теплотой и любовью. Вот что пишет школьный учитель Владика Роненко Л.П.: "Согласитесь, это счастливая судьба, когда рано, очень рано окружающие тебя люди чувствуют, как ты нужен им. Немногие из ребят умеют организовывать сегодня себя так, чтобы успевать совершенствовать свои физические силы, выносливость, постоянно укреплять свои знания. Трудно сказать, когда он находил еще время на рисунки, которые не назовешь любительством. В них удивительная кропотливая работа рук, глубина мыслей начитанного человека.

   Обидно, что "право" погибнуть жизнь, чаще всего, дает лучшим ребятам." Обидно. Обидно и горько до бесконечности. В этой статье речь пойдет действительно о лучших ребятах. Их, к сожалению, уже не вернешь. Остались родители.
Мы не отыскивали специально эти трагические короткие биографии. Мы не старались выбрать лучших. Учитель Владика Харуты, юного летчика, погибшего при выполнении учебного полета, абсолютно прав: погибают самые лучшие. Именем Владислава Харуты названо поле, над которым он погиб. В 500-х метрах от села Великий Хутор на месте гибели Владислава стоит обелиск, который поставили в память трагедии, жители села - свидетели того, что случилось в небе.
В местном краеведческом музее есть уголок, посвященный Владиславу. Всем, кроме одного из его командиров, было понятно, что юноша погиб из-за своего удивительного мужества и обостренного чувства ответственности: он мог катапультироваться, как только понял, что самолет неисправен. Вместо этого - до последнего пытался справиться с машиной. Поэтому, когда заместитель командира полка сказал родителям, что Владик погиб из-за собственной ошибки, которую пытался исправить, - пусть это останется на его совести: в воздухе был курсант, 18-ти лет, который только начинал учиться своей труднейшей профессии. Большинство из тех, кто знал Владика, хранят о нем светлую память и понимают, что курсант совершил подвиг.
Как у нас заведено, родителям Владика никто не ответил, почему разбился самолет, по чьей вине в воздух поднялась неисправная машина? Ведь накануне, во время учебного полета, который должен был выполнить другой курсант, Владик обнаружил в его самолете неисправность, и как дежурный, запретил вылет. Потом говорили, что он просто спас своего товарища, который обязательно попал бы аварию. Но Владимир Григорьевич и Анна Сергеевна, которые пережили страшное горе, могут хотя бы как-то утешить себя мыслью, что их сын погиб, выполняя не только гражданский долг, но и свою любимую работу, без которой он просто не мыслил себя...."

ХПГ, 27.12.2000

"ТОРЖЕСТВЕННО  ПРИСЯГАЮ..."

(книга  о военнослужащих, погибших в мирное время. Издательство “Фолио”, 2004)

Харута Владислав Владимирович

Готовность к смерти – тоже ведь оружье, Пам’ятник В. Харуті на місці його трагічної загибелі

И ты его однажды примени…

Мужчины умирают, если нужно,

И потому живут в веках они.

 

…С глубоким прискорбием сообщаем Вам, что Ваш сын Харута Владислав Владимирович погиб при исполнении служебных обязанностей 2 августа 1986 года. Командир части п-к Чернецов

 Эти бездушные и безразличные ко всему телеграфные строки принесли в нашу семью страшную весть о гибели нашего сына Владика, нашей гордости и надежды.

Родился Владик 23 октября 1967 года в г. Харькове. Учился в 29 средней школе г. Харькова (Павлово Поле). Учеба давалась ему легко, особенно точные науки. Одноклассники, шутя, называли его «профессором».

Вот строки из «Школьной поэмы», написанной его одноклассником и зачитанные на выпускном школьном бале:

…Неповторимые таланты…
Уж если их перечислять,
Не хватит пальцев, музыканты
Устанут Шуберта играть,
Бумаги мало и чернил
Я многих в нашем классе чтил.
Взгляните, список подобрался.
Не обманулся, видно, я,
И пусть Харута застеснялся,
Но скажут за него друзья:
«В науках точных лучший будет,
Такого школа не забудет».

Несколько слов из письма его классного руководителя Роненко Л.П. в музей с. Великий Хутор, Черкасской обл., где есть уголок, посвященный памяти Владика:

…оставались мы товарищами и после окончания им школы…

…За короткими строчками школьной характеристики Владика – масса конкретных дел, больших и малых, результаты которых остаются благодарной памятью о нем в школе. Трудно рассказать обо всем. Владика никогда ни о чем не нужно было просить, он предлагал свою помощь всегда, когда чувствовал ее необходимость…

…Согласитесь, это – счастливая судьба, когда рано, очень рано окружающие тебя люди чувствуют, как ты нужен им…

…Завидная была и целеустремленность Владика, стремление осуществить мечту своего детства – стать военным летчиком…

…Немногие из ребят умеют организовывать сегодня себя так, чтобы успевать совершенствовать свои физические силы, выносливость, постоянно укреплять свои знания. На соревнованиях «Ану-ка, парни» ребята всегда «выезжали» на его подтягиваниях на перекладине…

Дома у него всегда собирались друзья, создавая сказку цветомузыки

…Трудно сказать, когда он находил время еще и на рисунки, которые не назовешь любительством. В них, удивительная кропотливая работа рук, глубина мыслей начитанного человека…

…В дни коротких курсантских каникул Владик всегда находил время зайти в школу... Это были не простые визиты вежливости или торжества: «Смотрите, я поступил!» Он приходил в школу таким же скромным пареньком, каким был в школьные годы. Приходил, чтобы поднять авторитет тех, у кого когда-то учился, и вместе с тем приходил, чтобы сказать учителям: «Я Вас помню, спасибо Вам за все!»…

…Обидно, что «право» погибнуть жизнь чаще всего дает лучшим ребятам…

Владик не оставил после себя ни одного темного пятнышка, мы слышали от всех, кому приходилось встречаться с ним, только слова благодарности и восхищения им. К поступлению в училище он начал готовиться заранее, удалил гланды, избавился от начальной стадии плоскостопия, устранил сетчатку на глазах, делал все, чтобы быть готовым к поступлению в училище. Окончил при ХВВАУЛ школу «Юных космонавтов».

Подал в училище рапорт и на второй день после выпускного уехал в ХВВАУЛ.

Успешно сдал вступительные экзамены, прошел медкомиссию, проф­отбор по 1-й категории, выполнил 2 прыжка с парашютом и был зачислен в училище.

24.08.85г. в возрасте 17 лет 10 месяцев выполнил свой первый самостоятельный полет (позывной – 13).

Учиться было тяжело, но он всегда отвечал, что все нормально, никогда не жаловался, но мы видели, что ему очень тяжело.

После успешного выполнения летной программы 1-го курса он очень изменился, повзрослел, не внешне, а внутренне, стал еще строже к себе, к изложению своих мыслей. Но по-прежнему оставался скромен, вежлив и добр ко всем, кто его окружал. Ненавидел ложь и непорядочность, не переносил лгунов и хвастунов, был скромен и предельно честен.

Из его письма друзьям:

…управляю самолетом немного, но насколько это трудно или легко, в письме не напишешь…

уже сделал 2 самостоятельных полета по кругу, но с плохим качеством, так что даже поздравить меня не с чем…

…один свой вылет по своей вине сорвал…

Здесь я по-настоящему прикоснулся к авиации. Перед каждым вылетом надо заполнять кучу документов. Я здесь становлюсь бумажных дел мастером…

Владик очень любил свою младшую сестру Ларису и вообще любил детей. Отлично рисовал, знал и умел демонстрировать множество фокусов, был очень интересным собеседником, находил тему для разговора с людьми любого возраста,

Вот таков он был и остался для нас и тех, кто его знал и помнит. Владик успешно освоил курс высшего пилотажа, практически выполнил программу ночных полетов. До окончания 2-го курса оставалось всего несколько вылетов, в том числе на средних и малых высотах.

Он выполнил 6 прыжков с парашютом.

И вот наступил роковой день, 2-е августа 1986 года. Мы не знаем, что произошло в воздухе, и уверены в том, что об этом не знает никто. С материалами расследования нас не ознакомили, мы знаем только то, что после работы комиссии все поле осталось усеяно обломками самолета, что в его летной книжке за все полеты стоят оценки «хорошо» и «отлично».

Сын погиб, погиб в Союзе, не в Афганистане, он не имеет правительственных наград; ведь смерть в Союзе ценилась дешевле, чем в Афганистане. Мы вырастили, взлелеяли и воспитали сына, научили его любить жизнь, любить людей, верить людям и взамен получили цинковый гроб и полное безразличие государства к нашей судьбе.

Мы не говорим о той боли и печали, что принесла нам гибель сына, кто терял своих сыновей, тот знает, что это такое, кто не терял, пусть лучше никогда не узнает, что это значит.

Был сын, был человек, и нет ничего, и никому до этого нет дела. «Погиб при исполнении служебных обязанностей». Каких обязанностей? И почему государство забывает о своих обязанностях перед нашими детьми и их родителями?

В 500-х метрах от села Великий Хутор, Черкасской области на месте гибели Владика стоит обелиск, на нем слова:

«2.08 в 13.03. на этом месте свершился миг безжалостной судьбы, так гибнут, Родина, твои достойные сыны».

Великохуторяне по достоинству оценили поступок Владика, поле, на котором он погиб, носит его имя, он – почетный гражданин села Великий Хутор, Черкасской области. В местном краеведческом музее есть уголок, посвященный ему, его подвигу. Земной поклон им за это. Люди оценили, командир части считает, что Владик погиб с честью, выполнив свой человеческий долг до конца, ценой своей жизни.

Но есть и другое мнение.

Зам. командира части пп-к Карташов, не нашел на единого доброго слова в адрес сына, заявив, что в жизни каждый человек может совершить ошибку, что исправление ошибки не является героизмом. Что ж, может он и прав, прав жестокой реальностью нашей жизни, но в воздухе был курсант 18 лет от роду, у которого все было в будущем; в прошлом, кроме учебы, не было ничего. Был юноша, который всей душой стремился летать, чтобы защищать голубое небо Родины, и даже если он допустил ошибку, то он сознательно заплатил за нее самой высокой ценой – своей жизнью. Сделал все, чтобы отвести беду от людей. Но ведь кто может сказать, что произошло в воздухе? Последние слова, переданные в эфир сыном были: «29-й катап…» Это говорит о том, что он сознательно пожертвовал собой, что он знал, что делает, но другого пути у него не было.

Это был его третий полет в этот день. Программой предусматривалась атака на средних и малых высотах. С самого начала у него плохо работала рация, и он не сразу ответил на команду с пункта наведения «29-й в Зону», затем, находясь над целью, на вопрос инструктора, который пилотировал самолет: «Цель 29-й, почему не атакуешь?» Владик ответил: «Да у меня здесь… 29-й атакует». Его бортовой номер был 105, позывной 29-й. Что у него произошло в полете, осталось загадкой. После ответа он сразу же начал атаку, при выходе из атаки самолет стал падать на крыло и терять высоту. Владик несколько раз выводит самолет «в горизонт», но он снова падает на крыло. Инструктор во время боя потерял самолет Владика из виду и увидел его далеко от себя, падающего креном на село, последовала команда «29-й в горизонт!», а затем «Катапультируйсь», но последняя его команда сливается с голосом Владика «29-й катап!!» Владик погиб, основной парашют не успел наполниться воздухом.

В этом поступке он весь, он погиб 2-го августа 1986 года в свои неполные 19 лет. Погиб, написав собственной кровью лишь первые строки на чистом листе своей жизни.

5-го августа останки Владика были захоронены на 5-м городском кладбище г. Харькова (проспект Гагарина). Сослуживцы с 6-й эскадрильи прислали на его могилку памятник – киль самолета, на котором он в свое время летал.

6-го августа 1999 года подлая рука гориллы в человеческом облике своровала памятник на цветной металлолом.

Вот Вам и пример благодарности человечества!

                                                                                                                                                                                          Харута Анна Сергеевна, Харута Владимир Григорьевич